Villain For Hire

Operation Doomsday


Previous Entry Share Next Entry
Игрожур 3
doom cannot be stopped
evil_ninja
ну и, конечно, чпок - добрый вечер

Глава 3. Это Сан-Франциско, город полный риска

Сразу после школы Юрик для верности направился в игровой клуб «Матрица» - еще раз посмотреть на Diablo II и, если посетителей будет мало и админ Сергуня окажется в хорошем настроении, даже минут 10 поиграть. Как и все заведения такого типа, «Матрица» находилась в скверно пахнущем подвале. Полтора десятка 15-дюймовых мониторов (Сергуня панибратски называл их «моньками»), по столько же покрытых слоем коричневой грязи полустершихся клавиатур и едва ездящих по засаленным коврикам мышей. За самым дальним «монькой» всегда сидел тихий онанист Дядя Володя и смотрел порно, думая, что об этом никто не знает. Гной, стараясь не глядеть в его сторону, прошмыгнул в небольшую каморку – единоличное царство Сергуни.



Девятнадцатилетний администратор заведения был самым настоящим гэймером и от этого казался Юрику полубогом. Его стол был всегда завален бесчисленными коробочками, испещренными названиями самых свежих игр, логотипами «Фаргус» и «Седьмой влок» и завлекательными фразами вроде «полная русифицированная версия». Пираты, сами того не зная, попали тут в самую точку – назвать их труд «переводом» было бы слишком уж неправильно. «Русифицирование» - это да. Даже эти жалкие копеечные огрызки игр Сергуня не покупал – еще не хватало!.. Их в изобилии приносил хозяин клуба Ислам Ибрагимович, державший неподалеку точку по торговле пиратскими играми, видеокассетами и компакт-дисками с музыкой Михаила Шуфутинского и Ивана Кучина.
- Сергунь, я поиграю? – проблеял Гной, пытаясь заглянуть настоящему гэймеру в глаза.
Тот сделал вид, что не услышал, и перевернул страницу свежего номера молодежного развлекательного журнала «Дегенерат». Юрик покосился на издание: там рассказывалось о том, как украсть чужой номер ICQ и как следует напакостить бывшему владельцу; материал начинался с лихого восклицания: «Дарова, перец!».
- Сережа, можно мне?.. – повторил гость.
Сергуня театрально вздохнул и, не поднимая глаз и не отрываяь от журнала, буркнул:
- Вторая машина, десять минут.
Гной почтительно посмотрел на выдранные из журналов постеры, украшавшие стены каморки: там была Божественная Лара Крофт (Гной давно дал себе слово, что женится только на ее двойнике), страшные монстры, не менее страшные роботы и, конечно же, отважные эльфийские воительницы в металлических бюстгальтерах. «Мания страны навигаторов» слегка хитрила, превращая в постер центральный разворот журнала; Гной не уставал бичевать их в письмах за то, что на бумаге остаются дырочки от скрепок. Терпеть такой произвол становилось все невыносимее!..
Diablo II сразу же подтвердила все опасения Юрика: Игорь Шварцнеггер, несмотря на свою несомненную объективность, в игре не разобрался. В голове Гноя сразу же сформировалась сентенция из будущей «статьи»: «Вот Вы говорите что очень низкое разрешение 640х480 и ничего не видно :((((... А на самом деле так играть гораздо удобнее потомучто не отвлекаешся на постороннее :)))... А кому не нравиться тот пусть покупает приставку :)))))...» Гноя смущал коварный мягкий знак в глагольных формах с окончаниями «тся» и «ться», поэтому он на всякий случай всегда его ставил – пусть будет. Многоточия же были для глубокомысленности, чтобы читатель понял – он, Юрий Череп, свое дело знает.
Бесплатные 10 минут от щедрот настоящего гэймера промелькнули как всегда незаметно – едва Юрик разошелся, как из каморки донесся гнусавый голос администратора: «Время на второй!..» Гной начал было со вздохом выползать из подвала, но тут события приняли неожиданный и, как оказалось позднее, драматический оборот. Сергуня, вопреки своим правилам, догнал Гноя на ступеньках и возбужденно спросил:
- Юрец, есть полтинник?
Гной настолько привык быть Гноем, что даже не сразу среагировал на записанное в собственном свидетельстве о рождении имя.
- Не... Двадцать есть. А тебе зачем?
Сергуня придвинулся к Гною вплотную (пахнуло три дня не чищенными зубами) и тихо сказал:
- У Длинного днюха, бухнем сегодня в офисе. Давай баблосы!
Длинный, который был сергуниным ночным сменщиком, называл себя «хардкорным гэймером»: он играл только в походовые стратегии, вышедшие не менее пяти лет назад, и мог часами вести дискуссии на тему радикальных отличий Panzer General от Panzer General 2. Гной его в принципе уважал, но считал чересчур зацикленным – все игры, в которых были заняты девы в меховых либо стальных бюстгальтерах, он называл «детсадовским говном», а с такой постановкой вопроса Юрик был в корне несогласен.
Дальнейшие события разворачивались с чрезвычайной быстротой. Гной как самый младший метнулся к киоску с избыточной вывеской «Коммерческий магазин» и на выданные Сергуней деньги купил несколько бутылок горькой настойки «Старорусская», три пакетика концентрата «Юпи» и банку кильки в собственном соку. Прижимая пакет к груди, Гной мчался в зловонный подвал в смешанных чувствах: его отношения с алкоголем как-то пока не складывались. Все одноклассники (кроме полудурочного слюнявого Васи Цыбина), судя по разговорам на переменах, давно уже «бухали по-синему» - Гной такие беседы поддерживать боялся по незнанию предмета. Те немногие дни рождения, куда его приглашали, обходились кислым дешевым (а иногда и безалкогольным) шампанским; от пива он почти не пьянел, зато перманентно страшно хотел в туалет; водки же до сегодняшнего дня Юрику пить не доводилось.
Через полчаса заседание в «офисе» шло полным ходом: Длинный, так и не сняв покрытого катышками черного пальто, ловко вылил настойку в пустую пластиковую бутылку из-под напитка «Херши», добавил пакетик «Юпи» и энергично взболтал. Гною досталась грязная чайная чашка с надписью «Сережа»; первый глоток он отпил с некоторой опаской и потом долго прислушивался к ощущениям. Внутри потеплело. Юрик выпил до дна и смело налил себе еще. После первого тоста («За тебя, старик!», - рубанул Сергуня) уже не чокались и даже, кажется, забыли, по какому поводу собрались. Поначалу Юрик следил за разговором: Длинный рассказывал о своей ненависти к монополисту Биллу Гейтсу, неизменно называя его «Блин Гадс» - это остроумное выражение он вычитал в молодежном журнале «Дегенерат». В разгар пламенного монолога Гной вдруг услышал свой голос:
- А я, это, статью пишу. В «Манию навигаторов»!..
Сказать, что собеседники потрясенно замолчали, было никак нельзя: Длинный только недовольно дернул правым редким черным усом, а Сергуня и вовсе не обратил внимания. «Завидуют», - понял Юрик и снова потянулся за пластиковым сосудом.
Скоро все стало восприниматься в слегка замедленном темпе и пошло этакими волнами, будто смотришь на мир через мутноватое стекло. Ощущение было не сказать чтобы неприятным, поэтому Гной широко открыл рот и захохотал от счастья. Детство кончилось! Он, уважаемый и всенародно известный журналист, сидит в обществе своих взрослых состоявшихся друзей, степенно выпивает и беседует на возвышенные темы, о которых тупые одноклассники не имеют ни малейшего понятия. Юрик потянулся несвежей пластиковой вилкой за килькой, подцепил рыбку, но до рта не донес – пища покатилась по ЛОТТО МИЛЛИОН (свитер он снял, упрев), оставив жирный след. Странным образом настроение Гноя от этого только улучшилось, хотя смеяться сил больше не было. Он свесил голову на грудь и повел пальцем по траектории килечного падения. Длинный тем временем продолжал свой обличительный монолог.
- Понимаешь, старый, это реально паскудство с его стороны. DOS еще не выработал всех своих возможностей. Гребсти деньги под себя – это некузяво, надо думать о людях!..
Гной мысленно поставил галочку напротив слова «некузяво» - надо будет обязательно использовать в «статье». Смешанная с «Юпи» настойка пилась уже как вода – вкуса он не чувствовал и выпитые чашки считать давно перестал. В теле образовалась непривычная легкость: казалось, взмахни руками – и взлетишь, никаких фотонных двигателей не надо. Именно это Юрик немедленно и проделал – взмахнул руками.
Последствия превзошли даже самые смелые его ожидания.
Запястье кибер-витязя задело край картонки, на которой стояли яства. Банка кильки с грохотом перевернулась Гною на колени, обильно оросив его вонючим жиром. Пластиковая бутылка с напитком богов грохнулась на пол и извергла из себя все содержимое – почему-то именно это снова повергло Юрика в истеричный, захлебывающийся хохот.
В этот миг дверь в «офис» отворилась и в нее вдвинулось наряженное в тесный кожаный пиджак туловище, без предупреждения переходившее в бритую голову.
- Вы что тут творите, гондоны?! – взревело туловище.
Гной продолжал биться в пароксизмах хохота, скорчившись на стуле. Сергуню словно разбил паралич: он не сводил выпученных глаз с вошедшего Ислама Ибрагимовича (а был это именно он). Длинный вскочил и официальным тоном сказал Сергуне:
- Ну бывай, Сережа. Я ж тебе сразу сказал, что на минутку заскочил – а ты «выпьем, выпьем».
С этими словами гэймер просочился мимо потрясенного Ислама Ибрагимовича и деловито поспешил вверх по ступенькам. Будь Гной чуть трезвее, он понял бы, что именно поэтому Длинный с самого начала не снимал пальто – предвидел такую возможность развития событий.
- Фули ты молчишь, сучонок?!
Сергуня открыл рот, посидел так с полминуты и снова молча закрыл. Могильную тишину нарушали только всхлипы бьющегося в истерике Гноя и тяжелое дыхание новоприбывшего.
Первый страшный удар выбил из-под Гноя стул – пьяный кибер-витязь рухнул в лужу настойки, слившейся с остатками кильки в большое грязное озеро. Второй пинок пришелся в грудину парализованному Сергуне. Тихо хрюкнув, тот вместе с креслом опрокинулся навзничь.
- Быро отсюда, недоделок, - рявкнул Ислам Ибрагимович, не глядя на Гноя. – А с тобой мы щас отдельно пообщаемся. – Это уже Сергуне.
Юрик, не переставая хихикать, на четвереньках пополз к выходу. На полпути чуть изменил траекторию, сгреб валявшийся на полу «бомбер» и рюкзак с дискетой; свитер валялся где-то аккурат посреди театра военных действий – искать его было бы самоубийством.
Ледяной ветер на улице чуть привел кибер-витязя в себя: стало понятно, что в таком виде возвращаться домой нельзя. Идти больше было некуда. Кроме... ДИСКОТЕКИ! Гной блаженно улыбнулся, зачерпнул прямо с тротуара грязный снег и растер по лицу. Сегодня вечером в школе праздничная дискотека! Обычно он подобными мероприятиями брезговал (плюс, конечно, боялся «шпал» от Корявого и его друзей), но теперь-то!.. Теперь-то он знаменитость!..
Гной икнул, споткнулся и повалился в грязь.
Путь к школе в памяти не сохранился: перед Гноем проплывали обрывки странных, никак между собой не связанных событий. Вот он стоит на школьных ступеньках, во весь голос распевая «Марш космических десантников», опубликованный в «Мании страны навигаторов» пару месяцев назад. Вот он снисходительно говорит вахтерше бабушке Нюре: «Пресса!.. Вход свободный». Вот его почему-то дружески обнимает за плечо Леша Корявый, другой рукой поднося к губам полупустую пластиковую бутылку водки «Белый орел».
Сознание вернулось к Гною внезапно. Ощущение было такое, словно он прижат к гигантской палке вареной колбасы «Останкинская», которая почему-то резко пахнет дешевыми духами и конским потом. Было темно. Играла громкая музыка: «Это Сан-Франциско, город полный риска!! Это Сан-Франциско, тысячи огней! Мэйд ин Ю-Эс-Эй!!!» По лицу Гноя пробежал сполох стробоскопа – и вдруг стало ясно: он танцует медленный танец с Тушей посреди пустого актового зала.
То есть, зал-то был полон – просто вокруг пары образовалась мертвая зона.
- Это ж не медляк! – выдохнул Гной.
- Какая разница, - прошептала счастливая Туша, начиная очередной круг танца.
Мимо проплывали знакомые лица одноклассников. Близнецы Кабановы издевательски подняли большие пальцы – молодец мол, дуй до горы. Еще недавно такой добрый Леша Корявый дождался, пока Гной встретися с ним взглядом, и проартикулировал губами: «Пидар!» Полузнакомые девицы из параллельного класса шептались с выражением крайней брезгливости на ярко накрашенных физиономиях. Показалась Бура – на Гноя она не смотрела, завистливо ловя выражение лица Туши.
Песня про Сан-Франциско подошла к концу, ее сменил главный хит сезона – «Овощевод» группы Ace of Base. Одновременно с этим Гной встретился глазами с Алиной Петрозаводской и вдруг понял – он просто обязан объяснить ей все. Что Туша – это так, мимолетное, что он вообще не знает, как это оно получилось. Что даже она, Алина, его вообще больше не интересует – у него без пяти минут роман с божественной Анной. Гной отшвырнул Тушу в сторону (точнее, попытался – партнерша была его на голову выше, весила вдвое больше и не собиралась так скоро прерывать момент собственного триумфа) и направился к Петрозаводской. Его страшно вело вправо и ужасно хотелось пить, «Овощевод» врезался в мозг адской дрелью. Юрик подумал, что футуристический богатырь (а уж тем более всенародный журналист) должен в любых обстоятельствах сохранять полнейшее хладнокровие и самообладание.
На глазах у изумленной публики Гной доковылял до Алины и неожиданно для самого себя взял ее за плечи (на самом деле, чтобы не упасть). Петрозаводская оторопела и даже не попыталась вырваться. По лицу Юрки снова мазнул стробоскоп. Соученики потрясенно молчали. Здесь Гной понял, что плачет навзрыд.
- Я... я тебя... как ты могла.. носатый...
Алина пришла в себя и начала выдираться; ее ярко-алые (сорок минут перед зеркалом!) губы начали было складываться в грязное ругательство, как Гной вдруг совершенно успокоился.
- Прости, - сказал он почти трезвым голосом. Потом оглушительно икнул. Потом его вырвало.
Следующее утро было самым чудовищным в жизни Юрия «Dark Skull» Черепанова aka Темный Череп. В голове (особенно в области затылка и над глазами) творилась ядерная война. В рот, казалось, забралось и сдохло какое-то животное вроде крупного хорька. Гной полежал какое-то время с закрытыми глазами, понял, что его начинает крутить, как белье в стиральной машине (этот эффект знающие юриковы одноклассники называли «вертолетики») и попытался разлепить веки.
Боль была чудовищной. Казалось, в глазницы забили два раскаленных гвоздя. Юрик взвыл было, но тут же умолк: у изголовья стояла мама, которой, несмотря на субботу, полагалось быть на работе – конец года, квартальный отчет, Юрик не вникал.
- Сколько время... – простонал похмельный кибер-богатырь.
- Вставай.
Гной начал было выкарабкиваться из-под одеяла, в процессе чего понял, что из одежды на нем только один носок. Мать безжизненным голосом сказала:
- Через десять минут чтобы был готов.
Страдая, Гной привел себя в минимальный порядок (в ванной выяснилось, что руки у него по локоть в грязи, под глазом расцвел свежий фингал, а на щеке шариковой ручкой схематично нарисован член) и выполз на кухню.
- Ма... можно чаю...
- Одевайся. Директор вызвала.
Гной думал, что хуже ему уже не станет (умываясь, он вспомнил эпизод с Алиной), но, оказывается, стало, и еще как.
Ноги по-прежнему заплетались – вообще говоря, он был до сих пор изрядно пьян. Мать держала его за руку – это было бы здорово унизительно, если бы не юриково текущее состояние. Школа встретила субботней тишиной, и Гной приободрился – может быть, как-то обойдется.
Из кабинета директрисы доносились странные звуки. Юрик сначала увидел, как мать сжала тонкие губы, и только потом понял – Елена Георгиевна, могущественный директор школы, громко, с театральными подвываниями, рыдает. Мама постучала. Сквозь всхлипы донеслось приглашение войти. Не здороваясь и не обращая внимания на гражданку Неловко, Елена Георгиевна подняла совершенно сухие злые глаза, натужно всхлипнула и прошипела:
- Как ты мог, Черепанов. Такой позор!.. Перед всеми товарищами, перед комиссией из ГорОНО...
Ситуация, если только это было возможно, становилась еще гаже. Мать попыталась ввернуть реплику:
- Елена Георгиевна, я приму меры...
Директриса явно упивалась моментом. Сделав вид, что не услышала, она воздвиглась за столом во весь свой гренадерский рост и с видимым удовольствием отчеканила:
- Я. Буду. Ставить. Вопрос. ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ!

  • 1
Пипец.
Чем больше читаю, тем больше грустно становится.
Или просто ОХУЕВАЮ, как охуевал многоуважаемый автор, когда читал профильную прессу.
Это какой-то смех сквозь слезы.

Оказывается, группа Кармен великолепно подходит к тексту =)
Овощевод группы Ace of Base - тоже очень круто =)))

Нет, это надо издавать отдельной книгой, я думаю.
В назидание т. н. Игрожуру и подросткам на заметку.

феерично

но юпи и д2, их по-моему вечность разделяет

хватит уже кокетничать

еще! еще!!

Re: хватит уже кокетничать

я щас открыл файл главу скопипейстить, залип и до конца дочитал, очень ржал

Re: хватит уже кокетничать

давайте уже не томите
ну еще one for the road

Re: хватит уже кокетничать

да не, завтра уже, я выключаюсь типа

Re: хватит уже кокетничать

уж больно увлекательно

Журнал "Дененерат" это журнал "Хакер"?

я так подозреваю, это собирательный образ Хулигана и Хакера.
Я одно время читал запоем оба журнала, у них даже редакционный состав одно время почти одинаковый был.

или "Хулиган", то еще порево


"хорошего по чуть-чуть".

камтучилл!!!

прелесть какая. спасибо.

Про Длинного и про "некузяво" с "паскудством" - весьма жизненно. Я таких персонажей очень много повидал. И у половины из них, кстати, компьютер и вправду представлял собой ворох печатных плат в ящике стола. Который включался не то отверткой, не то пинцетом.

дорогая киса mastervandamme, написавшая мне конструктивную критику!
зачем ты стираешь комментарии, дорогая? зачем ты заводишь левый аккаунт, чтобы писать мне комментарии?
позволь мне процитировать тебя

--

вы знаете, к третьей главе стало ясно, что это говномемуары какие-то. что с вами в детстве сделали что вы так пишете?
чтиво по качеству рассчитанное как раз на персонажей этого "романа", сосбственно их "смена" и будет читать, если это издадут когда-нибудь
вот в "Осеннем марафоне" Волчек начинает читать по телефону "Безрадостную жизнь...", которую ее персонаж перевела, примерно тоже самое по ощущениям
обзоры писать у вас куда лучше получается

--

дорогая киса! покажись! я хочу с тобой пообщаца

Спасибо. Здорово, нет, правда - здорово. Прекрасный слепок с эпохи, великолепная наблюдательность и потрясающая память на яркие, сочные детали. А главное - это, конечно же, словно замершее во времени положение дел в индустрии. Все так и есть. Все именно так. Еще раз спасибо. Это и вправду срочно нужно издавать отдельной книгой.

спасибо конечно
но я не хочу делать никаких телодвижений по изданию суперприза
если предложат - окей
сам я считаю, что это достаточно узкая тема и в общем амбиции уровня "увидеть свое имя на обложке" меня покинули довольно давно

Тема узкая - это да. Но! Во-первых, купят все, кто в теме. Во-вторых, если дизайн обложки слизать с любого номера "мании страны навигаторов", то купят и те, кто эту хрень читает - особенно, если на книгу налепить желтую наклейку: "До входа твоего любимого журнала еще __ дней, скоротай время за "Игрожуром"! Помни: "Игрожур" в полтора раза тоньше и два раза дешевле!". По-моему, вполне сносный план по захвату мозгов, м?

я не буду этим заниматься, сказал же

Ну тогда хотя бы допишите. Пожалуйста.

плз, еще продолжения!!

щас скоро)
дай мне повыебываться и нагнать трафег

you can't be serious

сложно представить себе такого персонажа в жизни

Re: you can't be serious

вас никто и не просит

Re: you can't be serious

сегодня как раз таких персонажей и наблюдал на показе No More Heroes.

"мания страны навигаторов.ехе" Но да, прекрасное произведение. Смеялся.

афтар, да вы пиздаты!

ПС. Гною щирый респект

  • 1
?

Log in

No account? Create an account