Villain For Hire

Operation Doomsday


Previous Entry Share Next Entry
Игрожур 5
doom cannot be stopped
evil_ninja
черт знает во что реально превращается жэжэ
но смотреть я почти ничего не смотрю, на занятиях почти не бываю, про работу как-то не это, а про музыку все есть в ласт фм

поэтому вот

Глава 5. Этапом из Твери, зла немеряно

Юрик попытался что-то сказать, но вместо этого только сдавленно вякнул. Не к месту вспомнилась фраза из какого-то боевика, который он смотрел в видеосалоне в ДК «Красный шарикоподшипниковец»: «Ты больше не контролируешь эту ситуацию, Мердок!». Гной еще успел быстро грустно подумать, что свою ситуацию он и не контролировал с самого начала.



Неожиданно за парализованного ужасом футуристического богатыря вступился Белый Лебедь:
- Вась, не труби, кнокай – пионер на кикосе. И ты, гражданочка кондючка, не кошмарь – щас пассажир наливу подгонит, ты попозже заходи.
Тот, кого назвали Васей, отвернулся к темному окну и отчетливо сказал непонятную, но страшную фразу:
- Добро гадалки не помацал, гумза.
Проводница трезво оценила ситуацию, поджала губы, прошипела что-то про уголовников и застучала каблуками прочь. Здесь признаки жизни подал толстый Иван Николаевич:
- Ладно, ребятки, я на боковую. Денюжки попозже отдам, ага?..
Белый Лебедь смерил попутчика колючим взглядом и сладким голосом произнес:
- Ты не спеши, Иван Николаич. Дорога долгая. Может, отыграешься завтра. Только ты уж нас не обмани, милчеловек.
Вроде бы никакой угрозы во всем этом не было, но толстый гноев попутчик смертельно побледнел, забегал глазами и суетливо полез на верхнюю полку, тяжело пыхтя и извиняясь. Лебедь посмотрел ему вслед, потом уставился ввалившимися блестящими глазами на ошалевшего Юрку. Тонкие губы растянулись в приторной улыбке (Гной сразу вспомнил цитату из какого-то фэнтези – там у злого короля усмешка была, дескать, похожа на ножевую рану в животе трупа), тускло блеснула фикса и попутчик сказал:
- Ну что, пионер, раз денег нет – может, на просто так раскинем?
Немедленно и необъяснимо оживился Вася – тихо рассмеялся и добавил:
- В дурачка, а? Чтобы дядям не так скучно было ехать?
Гной подумал, что в дурака-то на просто так большого вреда не будет и открыл рот, чтобы согласиться. В эту секунду раздался оглушительный кашель и по проходу плацкартного вагона проковылял старик с несвежим полотенцем и разлохмаченной зубной щеткой в скрюченной ладони. Как по сигналу, начали просыпаться и остальные путешественники, загремела подстаканниками Нюрка и в вагоне стремительно закипела обычная железнодорожная жизнь. Двое попутчиков уставились на Гноя с нескрываемым сожалением, потом молча переглянулись. Наконец, Белый Лебедь поскучнел и равнодушно бросил:
- Ладно, чухнарь, спокойной-ночи-малыши. Шконка твоя сверху.
Гной засуетился, не зная, куда приткнуть чемодан – под нижними полками все было заставлено какими-то баулами, а до антресолей он бы ни за что не дотянулся. Наконец, кое-как разместив пожитки, Юрик прямо в «бомбере» вскарабкался наверх и закрыл глаза. От нервов и холода его колотила крупная дрожь, уснуть не было никакой возможности. Постельного белья ему, естественно, не дали, поэтому пришлось скрючиться прямо на грязном матрасе. Внизу попутчики тихо беседовали – сквозь стук собственных зубов Гной слышал странные слова «чесать лохматого», «галантина насыпная» и «месить глину». «Наверное, строители», - понял без пяти минут великий игровой журналист Юрий «Череп» Черепанов и неожиданно для себя провалился в дурной, без сновидений, сон.
Путешествие шло муторно. К карточному столу его больше не приглашали – попутчики вообще в основном спали, накинув на костлявые плечи тонкие поездные одеяла. Следующим вечером Вася стукнул снизу в дно юрикова ложа и сказал:
- За чайком сгоняй, гумза.
Гной попытался прикинуться спящим. Через минуту кулак врезался в верхнюю полку так, что наш герой подпрыгнул.
- Але, универсал. Попутал там что ли совсем?
Юрий Череп вздохнул и сполз вниз. На полдороге к нюркиному царству возникла одна важная мысль, пришлось вернуться.
- А вам, эээ, этсамое, с сахаром?
Вася сначала непонимающе на него уставился, потом моргнул и отмахнулся.
- На твой вкус, чухнарь.
Белый Лебедь хмыкнул:
- Смотри, Вась, зашкваришься.
Нюрка, услышам просьбу, прошипела «в Красносибирске в милицию всех сдам» и крутанула какую-то ручку на водонагревателе. Неожиданно Гной услышал собственный срывающийся голос:
- Теть Нюр... Они сказали на мой вкус... А я не знаю...
В глазах защипало, супер-журналист с характерным звуком втянул соплю. Подбородок дрожал.
Нельзя сказать, чтобы проводница так уж прямо смягчилась – если каждого жалеть, как говаривал бригадир поезда Степаныч, поломается кровать. Но этот конкретный гаденыш был каким-то совсем несчастным. Нюрка поморщилась, взяла пачку чая, бухнула сразу половину в стакан (благо, потребности такого контингента ей были хорошо известны), залила кипятком и положила сверху блюдце.
- Неси.
Гной побрел обратно. В плацкартном вагоне бурлила обычная в таких случаях деятельность: в одном загончике бренчали на гитаре дембеля, выпендриваясь перед двумя некрасивыми толстыми девками. В другом молча сидели три страшные сморщенные бабки в платках. В третьем храпел и шумно портил воздух исполинский толстяк в трещащем по швам спортивном костюме. Вагонное радио надрывалось песней «На теплоходе музыка играет, а я одна стою на берегу».
Белый Лебедь и Вася встретили Гноя неожиданно: хором захохотали и немедленно забрали стакан.
- Нормально ты, пионер, жизнь повидал, - с некоторым даже оттенком уважения заметил Лебедь.
- Че ты с фраером балаболишь, чифирнем давай, - оборвал попутчик.
Скоро Гной проголодался. Пришлось затащить чемодан к себе на верхнюю полку, скрючиться в три погибели и... Здесь путешественника ожидал еще один неприятный сюрприз: пакет с сахаром порвался, а баночка майонеза разбилась. В получившейся массе плавала гноева парадная майка, томик про звездолет «Коловрат» и все прочие юриковы пожитки. Гной подумал, сунул в месиво палец и облизал. Тошно, конечно, но есть можно. Так, черпая из чемодана сладкий майонез, он и поужинал. Засыпая, кибер-витязь думал о том, как они с Анной поедут знакомиться с матерью (он ее уже простил) в Восточносибирск. У них будет целое купе – без попутчиков. Или даже спальный вагон!.. Ни одного спального вагона Юрик в жизни и близко не видел, но полагал, что это настоящий рай на колесах.
Проснувшись следующим утром, Юрик обнаружил прямо перед своим носом милицейскую фуражку. Белый Лебедь и Вася исчезли. Как вскоре выяснилось, с ними исчез гноев чемодан (вместе с остатками сахара и майонеза, а также с гноевым свидетельством о рождении), все вещи давешнего картежника Ивана Николаича и нюркины золотые сережки. При этом проводница держалась на редкость мужественно, а вот Иван Николаич в голос, с бабьими подвываниями, рыдал. Гной попытался изобразить то, что в его любимых книгах описывалось как «тонко и презрительно улыбнулся». Ничто уже не было способно встать между ним и «Манией страны навигаторов» - самое дорогое, адрес редакции и несколько листков со «статьей», ворам не досталось – он хранил все это под майкой, поближе к сердцу. Естественно, все остальные потери ему в редакции возместят. Он уже представлял, с какой сардонической усмешкой будет рассказывать Анне о небольшом дорожном приключении: «Все равно давно было пора сменить этот чемодан на что-то более приличное»... Да, вот так. Тут Гной подумал и мысленно заменил слово «приличное» на «стильное». Это была опасная грань – сразу за эпитетом «стильный» начиналось ненавистное эстетствующее педрильство, но Гной был уверен, что Анна оценит слог.
Остаток пути у них с проводницей установилась не сказать чтобы дружба, но некоторый нейтралитет. Юрик сказал ей, что как раз собирался оплатить остаток проезда – но тут негодяи сперли его багаж, и что уж теперь поделаешь. Нюрка, в свою очередь, «вошла в положение» и подкармливала пассажира деревянной консистенции сушками и пряниками. Гной переносил страдания стоически: он мысленно примерил ситуацию на футуристического богатыря Юрия Черепа. Получилось даже неплохо: это был как будто такой транспортный звездолет, несущийся из Внешнего Кольца обитаемых миров к столице Империи – планете Китежъ. В грузовом трюме левиафана и нашел свой приют потрепанный в боях, но не сломленный кибер-витязь, у которого псевдоразумные гнидогадоиды с планеты Янтарный Чухон попятили фотонный меч и этот, как его, ультрабластер.
Когда до Москвы осталась последняя ночь, изрядно запаршивевший к этому времени Гной заперся в туалете и привел себя в минимальный порядок: побрызгал гнилой водой из рукомойника себе под мышки, почистил пальцем зубы, выдавил со лба два вулканических прыща и строго посмотрел своему изображению в красные слезящиеся глаза.
- Отлично выглядишь, Юрий Череп. Будущее уже наступает.
Тут дверь вагонного сортира распахнулась (Гной забыл запереть ее на защелку) и в проеме воздвигся один из дембелей и его абсолютно квадратная подруга с высокой прической отчаянно пергидрольного цвета. Кавалер был по последней дембельской моде увешан аксельбантами и блестящими значками, на его затылке удивительным образом держалась фуражка с гигантской тульей и почему-то перевернутой кокардой. Подруга тяжело, с хрюканьем, дышала и что-то мычала. Все это время пара шумно целовалась. Гной выпучил глаза и прижался спиной к грязной стене; дембель осознал, что случилась какая-то внеплановая помеха, зыркнул на Юрика из-под редких бровей и, не отрываясь от своей пассии, попытался пнуть его сапогом. Протерев бомбером все туалетное пространство, Гной умудрился-таки выскользнуть в коридор, зайцем метнулся на свою верхнюю полку и скрючился там, поглаживая сквозь майку драгоценные листки. Ничего-ничего. Слава была уже близко. Юрий прикрыл глаза и стал в тысячный раз представлять, как пройдет историческое событие. Вот Поплавский становится перед ним на колени… хотя нет, это как-то слишком. И вообще, начать надо сначала. Редакцию Гной представлял себе довольно смутно – знал только, что «Мания страны навигаторов» квартирует в каком-то высотном здании; возможно – небоскребе. Остальное Юрик додумал: огромный кабинет главного редактора… деревянный стол, кресло с высокой спинкой… вид на… на Кремль! (Наверняка в Москве отвосюду видно Кремль, но из кабинета Поплавского на него открывается особенно роскошная панорама.) После первых приветствий и заключения контракта его, Юрия Черепанова aka Dark Skull, наверняка поведут на экскурсию по просторным кабинетам, где творят его любимые авторы. Скажет суровые приветственные слова представительный Фельдмаршал. Улыбнется в усы Игорь Шварцнеггер, привстав из просторного кожаного кресла. Про Анну он решил пока не думать… И вот в конце концов его проводят к собственному рабочему месту: большой комнате, пахнущей почему-то стружкой и сосновым освежителем воздуха. На огромном столе стоит гигантский монитор, новенький компьютер, подшивка журналов за последний год… Дальше фантазия Гноя пробуксовывала. По идее, ведущему журналисту должны были бы предоставить еще и приставку Playstation, но ведь у приставок, как известно даже малым детям, нет души – тут было какое-то странное противоречие. С этими мыслями Гной уснул.
Москва встретила кибер-витязя адским холодом, грязью и нищими. Даже в родном Западносибирске Юрик так не мерз – здесь лютый ветер забирался прямо под бомбер, хлестал по щекам, заставлял щуриться и рыдать. Кремля пока видно не было.
Первые несколько шагов по платформе Курского вокзала дались Гною нелегко; пройдя несколько шагов, он остановился, чтобы собраться с мыслями. Вещей не было, доставать бумажку с адресом смысла не имело – адрес редакции он помнил наизусть: улица Василисы Кожаной, дом 6. Теперь надо было найти метро и…
- Фули ты тут стал, эээ? – донеслось откуда-то снизу.
Гной с высоты своего невеликого роста уставился на источник звука: грязного чернявого мальчика лет шести.
- Давай-давай, ходи-ходи, пока жопа не отрезаль. Здеся Артур работает.
С этими словами мальчик прицельно плюнул Юрику на штанину.
Пришлось тактически ретироваться.
С метро сложностей не возникло: денег у Гноя не было ни копейки, но был он так грязен и так скверно пах, что бабушки у турникетов предпочли не обратить на его маневры внимания – чтобы, как выразились бы давешние Юриковы попутчики, не зашквариться. Прижавшись к какой-то согбенной старухе с баулами, кибер-витязь проник в чрево метрополитена.
К станции «Динамо» он прибыл практически на автопилоте: несколько дней полуголодного путешествия довольно сильно его вымотали, плюс начинала беспокоить некоторая неопределенность происходящего. А ну как Поплавский сейчас в командировке у ребят из студии Blizzard, а без него возместить Гною расходы никто не сможет?..
Темнело в Москве стремительно – в начале декабря в пять часов вечера уже ничто не напоминало о том, что в мире существует солнце. Немного поблуждав в длинном бестолковом переходе с множеством отростков, Юрик выбрался на поверхность – и замер. Невдалеке высилась стеклянная офисная башня, красиво подсвеченная со всех сторон прожекторами. Вот оно!.. Не помня себя (но не забывая придерживать под майкой свой эпохальный труд), Гной побрел к редакции «Мании страны навигаторов» - в том, что это была именно она, сомнений уже никаких не оставалось.
У подножия сверкающей башни Юрик остановился. Надо было почувствовать этот момент, ощутить его вкус. Текли последние минуты его жизни в статусе Юрки Гноя, ученика 10-го Б класса, исключенного из школы за пьяный дебош и избиение Алексея Кривенко. Начиналось будущее в статусе мега-звезды игровой журналистики Юрия “Dark Skull” Черепанова. Прищурясь, Гной попытался разглядеть окна на верхних этажах дома номер 6 по улице Василисы Кожаной – хорошо бы заранее понять, на месте Поплавский или нет.
Разглядеть, конечно же, ничего не удалось. Кибер-витязь уверенно улыбнулся своим мыслям, потрогал лоб (выдавленные вчера вечером прыщи болели) и уверенно двинулся к огромным деревянным дверям «Мании страны навигаторов». Соответствующей таблички у входа почему-то не было, но это Юрика как раз не смутило – зачем всяким посторонним людям знать, где квартирует лучший в мире журнал о компьютерных играх!.. Информация об этом должна быть доступна только избранным. Только тем, кто каждый месяц открывает заветные страницы.
Гной положил ладонь на холодную медную ручку и секунду помедлил. Мечты начали сбываться. Будущее наступило. Кибер-витязь коротко улыбнулся и решительно толкнул дверь.

  • 1
И опять на самом интересном месте :)
Имею большие опасения по поводу того, на чём обрывается восьмая глава...

седьмая
их всего семь, оказывается

а скротко всего в проекте?

блин
вслепую опечатался
сколько?

ну больше пока нисколько - их было 7 для журнала написано, потом резко появились всякие другие дела и вот
может, на новогодние каникулы что-то допишу еще

правда хочется полностью
и в хардкавере
думал выйдет когда-нибудь

предлагаю творческую находку. Назвать главного героя "Хуй". Вот так, без изысков. Можно даже Хуй Пиздин. Такой нехитрый шаг еще сильнее раскритикует отечественную говноигропрессу и внушит отвращение к ее читателям.

Продолжаю улучшать повесть.

вы бы голову лечили, а не "повесть улучшали"

ну если идея номер один не нравится, вот идея номер два.

Гной подошел к прилавку и попросил у продавщицы поглядеть "Гаме.учу". Он твердо знал, что там пишут заумные тексты люди, ничерта не смыслившие в играх ("да как они посмели, опустить Дьяблу"). Статью про Giants венчала краткая подпись: "Андрей Ом". "Ом убился хуём"- остроумно пошутил Гной. Он не собирался читать эту вражескую пропаганду, да и денег в кармане было только на "манию навигаторов".

Таким образом на противопоставлении отрицательного главного героя известному журналу можно еще больше усилить вызываемые эмоции.

шли бы вы в жопу, любезный

в комментах уже был спойлер - первым сексуальным опытом героя =)

Строители - это пять.

референсы местами вышибают слезу
"псевдоразумные гнидогадоиды с планеты Янтарный Чухон"
гениальное издание "Голос вселенной" забыть невозможно

черт, а я думал - это пародия
но гугл нашел кучу ссылок на гнидогадоидов ;))

ну уж янтарный чухон - это точный плевок известно-в-кого

чтоб ему котики снились

гнидогадоид симбиозноморфный! "строители" - это ваще жир

а чего-то над темой про чифир никто не смеется зато
мне казалось, это самый удачный момент

про пачку чая в стакан да, сильный момент. просто далеко не каждый читатель соотнесет это со своим жизненным или литературным опытом. не вкуривают, короче.

Меня в самолете "БелАвиа" стюардесса почти уронила, сказав: "вам чифирьку, или кипяточком разбавить?"

хахаха
пездец
я в машине с айфона открыл комментарий - чуть в столб не въебался

Осторожнее на дорогах.
Я в машине как-то ехал, подрулевой переключатель поворотников прямо на ходу менял, и уебался в волгу =)

запоздавший комментарий, мало ли)

"Он уже представлял, с какой сардонической усмешкой будет рассказывать Анне..."

мне кажется не мог он с сардонической улыбкой представлять, при его уровне развития)

как некоторым образом грэммар-наци скажу, что это первое из всех глав, что резануло ухо)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account