Villain For Hire

Operation Doomsday


Previous Entry Share Next Entry
Игрожур 6
doom cannot be stopped
evil_ninja
чтобы уже как-то поскорее закончить наш хэппенинг

Глава 6. Бал монстров

На пороге Гной замер – ничего подобного в жизни ему видеть не доводилось. Огромный светлый колодец поднимался ввысь, по его сторонам бесшумно скользили прозрачные лифты. Невесть откуда доносилась тихая райская музыка. Все это было похоже на земное посольство расы энергетических светоидов… Дальнейшее только подтверждало догадку: метрах в десяти от Гноя, по другую сторону просторного холла, за гигантской мраморной стойкой сидела самая красивая женщина, которую он только мог себе вообразить. Алина Петрозаводская была в сравнении с этой богиней кряжистой провинциальной дурнушкой, даже карандашные рисунки Анны несколько бледнели в сравнении с умопомрачительной блондинкой. Определенно, он абсолютно правильно представлял себе жизнь лучшего в мире журнала о компьютерных играх.



Здесь реальность, как это у нее заведено, стала покушаться на окружающий Юрика идеальный мир. Перед стойкой, как он с неудовольствием заметил, стоял какой-то неприятный сутулый тип в шапочке-«пидарке», из-под которой торчал тощий сальный хвост. Тип забирал у королевы светоидов какие-то конверты и что-то монотонно бубнил.
«Так, - запульсировала между ушей Гноя стремительная мысль. – Кто-то опередил меня, устроился в «Манию страны», занял мое место». Он наконец отпустил дверную ручку и быстро зашагал к ресепшену; потрясающая красотка так ни разу и не подняла на него глаз, поглощенная волосатым посетителем. Гной буравил его спину пылающим взглядом – некогда синий, а теперь неопределенно-грязный коричневый пуховик… стоптанные ботинки, от которых за несколько метров несло кислым смрадом… Юрик успокоился – наверное, бомж какой-то. Такие монстры не могут иметь никакого отношения к любимому журналу. Словно в подтверждение его слов откуда-то с периферии зрения воздвиглась шкафообразная фигура исполинского охранника, двинувшегося к стойке. Сейчас – еще секунда, и все вернется на свои места. Минут через десять он, Юрий Череп, уже будет пить крепкий душистый кофе в кабинете Поплавского…
Здесь на его затылке сомкнулись крепкие, совершенно деревянные по ощущениям пальцы. Сбоку громыхнуло:
- Вам помочь, мужчина?
Несмотря на неуместность подобных эмоций, Гной внутренне обрадовался – мужчиной его назвали в первый раз в жизни. Следовало, однако, как-то прояснить возникшее недопонимание.
- Я… в «Манию»… мне надо!
На шум обернулись богиня и ее поститель – Юрик успел заметить омерзительную редкую бородку, волоски в которой отстояли друг от друга, кажется, на несколько сантиметров, толстые очки в пластмассовой оправе и гигантскую коричневую родинку на щеке. Нет-нет, это точно недоразумение. Гной покосился на своего оппонента и попытался улыбнуться:
- Меня ждет Поплавский…
Охранник легко, как ребенка, развернул его и уверенно повлек обратно к дверям. Кибер-витязя кольнула первая паника, голос сорвался на визг:
- Мне в журнал!.. Пустите!..
Блондинка за стойкой закатила глаза с выражением «психи проклятые». Гноя начинала всерьез беспокоить нелогичность происходящего – как же так?.. Ошибиться он не мог – адрес совпадал, офис был максимально похож на все обмолвки любимых авторов про «башню из стекла и бетона». Он попытался вывернуться, но капкан на шее только сомкнулся теснее.
- Вы ошиблись, мужчина, - бухнуло над ухом. Дверь открылась с мягким жужжанием («на сервомоторах», - зачем-то успел уважительно подумать Гной) и, сопровождаемый сильным пинком в копчик, кибернетический богатырь Dark Skull вылетел на злой московский декабрьский мороз.
Пока он тряс головой и ощупывал под курткой драгоценные листки, сзади донесся звук открываемой двери. Ну, наконец-то!.. Наверняка Поплавскому доложили, что произошло страшное недоразумение, и он лично побежал извиняться перед новым сотрудником!.. Юрик тепло улыбнулся и начал было поворачиваться к заветному входу – здесь перед ним возник давешний бомж, пасшийся у стойки.
- Слышь, ты это, в «Страну», да? – протараторило существо. Говорил он быстро и как-то, что ли влажно, чуть плямкая губами и проглатывая окончания.
Гной растерянно кивнул.
- Так это ж почтовый адрес, понял? Сюда почту доставляют. Письма, это.
Юрик помимо воли уставился на родинку собеседника – вблизи она казалась еще больше; из самого центра росли два длинных вьющихся черных волоса. Кибер-витязь подавил спазм в пустом желудке и спросил:
- А где редакция?
- Да это, пошли провожу. Я как раз туда.
Гной опешил. Окрестная реальность начинала преломляться каким-то крайне причудливым образом; мозг буксовал и пытался найти логичные объясниения ситуации. Юрик осторожно поинтересовался:
- Ты там, что ли, курьером?..
Собеседник мелко засмеялся и шмыгнул пористым носом.
- Хи-хи-хи. Типа работаю, это. Я, это, Игорек.
Гной рассеянно пожал влажную бледную ладонь. Все это было очень странно. Спутники пошли обратно к метро, причем новоприбывшая звезда игровой журналистики еле волочила ноги, а жутковатый Игорек был страшно бодр, размахивал руками, рассказывал анекдоты про гэймеров (все их Гной читал в старых номерах журнала, поэтому довольно быстро прекратил изобржать вежливую улыбку) и приставал с расспросами, которые Юрик игнорировал – надо было срочно понять, что вообще происходит.
Из поезда в поезд они пересаживались бесконечно – весь Западносибирск за это время можно было объехать из конца в конец и обратно раз семь. Однажды Юрик даже минут на десять уснул. Вскоре оказалось, что метрополитеном путешествие не ограничится – спутники долго ждали на пустынной ледяной остановке маршрутку и под аккомпанемент песни «Кольщик, наколи мне купола» мчались по, как казалось окончательно ошалевшему Юрику, какой-то степи. Несколько раз он спрашивал Игорька, все ли он правильно понял и действительно ли они едут в редакцию «Мании страны навигаторов» - тот всем своим видом, включая гримасы и жестикуляцию, давал понять, что дело обстоит именно так.
Из пустой маршрутки они выкарабкались в крайне странном месте: пейзаж напоминал горячо любимую Гноем игру Fallout, переехавшую на Крайний Север. Ветер гнал по черной ледяной пустоши смерчики снега, во мгле робко мерцали два уличных фонаря – свирепая ночь, как показалось впечатлительному Юрику, вот-вот поглотит их и на мир опустятся вековечная тьма и апокалипсис.
Когда глаза привыкли к мраку, Гной заметил в отдалении громаду какого-то по виду заброшенного завода – именно в том направлении и устремился неунывающий Игорек. Кибер-витязь уныло поплелся следом – становилось окончательно понятно, что где-то в расчетах своей будущей жизни и карьеры он допустил серьезную ошибку.
Гноев провожатый явно хорошо знал дорогу и вообще чувствовал себя как дома – даже зачем-то громко поздоровался с бредущим в отдалении согбенным нищим в треухе и с авоськой. Район был не таким уж необитаемым, как показалось на первый взгляд: в отдалении громоздились гигантские многоэтажные жилые дома, на первом этаже одного из них даже весело мигала неоновая вывеска «Игровые автоматы». Юрик приободрился: все не могло быть так уж плохо. Скорее всего, в редакции «Мании страны навигаторов» просто был ремонт, поэтому журнал и перебазировался на, как сказал бы Фельдмаршал, «запасной аэродром». А завод… Ну что завод. Наверное, это просто для конспирации!
- Ты, это, вахтера не бойся, - сказал новый знакомый (Юрик все не мог привыкнуть к столичной манере растягивать гласные – в его родном городе только за одно слово «вааахтееер» можно было надолго угодить в больницу со множественными переломами всего, что только можно).
Вахтер, между тем, резал мутную вареную колбасу на газете «Спорт-экспресс», вперившись в переносной черно-белый телевизор – до ночных визитеров дела ему не было.
- А не поздно? – спросил вдруг Гной. Игорек сверкнул стеклами очков и хихикнул:
- Там, это, никогда не поздно.
Юрика начало ощутимо потряхивать – мечта, так коварно ускользавшая от него все последнее время, была совсем близко. Скоро он избавится от постылого курьера Игорька и рухнет в дружеские объятия любимых авторов. Наверное, сегодня просто сдается номер – вот все и засиделись допоздна. В «статьях» было много плача на эту тему, так что пока все вроде бы сходилось.
Поблуждав некоторое время по темным коридорам и лестницам, залитым мертвым дрожащим «дневным светом», путники снова вышли на улицу – во внутренний двор. Гноя от волнения начало тошнить – еще не хватало, подумал футуристический герой, повторить печальный опыт со школьной дискотекой…
- Это, пришли, хе-хе.
Игорек бесцеремонно пнул ногой дверь кособокого флигеля с подслеповатыми окнами, заклеенными изнутри оберточной бумагой, и сделал приглашающий жест. Гной на подгибающихся ногах преодолел разделяющее их расстояние, перешагнул порог и замер. Его глазам открылось удивительное зрелище.
Больше всего редакция «Мании страны навигаторов» (а это была именно она) напоминала общежитие мореходного училища: в крошечном флигеле, освещенном свисающей с потолка лампочкой, теснились три раскладушки без намеков на белье, толпились какие-то люди (некоторые, как показалось сначала Гною, даже в тельняшках) и стояла тягчайшая вонь неделями не снимаемых носков. Юрик даже не сразу заметил мерцание мониторов: их было всего два. Ни на одном не происходило ничего похожего на игру. Стол в помещении был всего один: с краю теснились клавиатура, несколько грязных мышей и гора коробочек с играми – Гной с легкой неприязнью узнал почти весь ассортимент Ислама Ибрагимовича. Все это было сейчас забыто: собравшиеся сгрудились вокруг двух початых бутылок водки «Распутин», полупустого баллона с маринованными кабачками и тарелкой с нарезанным хлебом.
Здесь Игорек стукнул хлипким кулаком по стене и крикнул:
- Это, я читателя привел!
Кто-то громко и нетрезво засмеялся, но в целом появление Гноя никакого фурора не произвело. Юрик лихорадочно рассматривал присутствующих, пытась сопоставить их с фотографиями в журнале и понять, что еще приготовила ему затейница-судьба. Вот этот брюнет вроде бы похож на Поплавского, только сильно поправившегося, постаревшего и обрюзгшего… Фельдмаршала, Игоря Шварцнеггера и уж тем более Анны видно не было. Все прочие неопределенного возраста люди были ему незнакомы – похоже, испытания еще не закончились. На Гноя, впрочем, снизошло какое-то странное спокойствие: видимо, так чувствовал бы себя кибер-богатырь, провалившись в параллельную реальность вурдалаков. Скоро, скоро он проснется – может быть, дома, со свежим номером «Мании» под подушкой… Или даже в плацкартном вагоне по дороге в Москву. Все окружающее было как-то очень уж далеко за пределами его адекватного восприятия.
Игорек тем временем высыпал конверты, принесенные из посольства светоидов, в эмалированное ведро с окурками и прочим мусором, скинул пуховик и устремился к столу. Снова поднялся галдеж: говорили словно бы русскими словами, но на каком-то непонятном языке. Невысокий круглоголовый мужичок лет тридцати в тельняшке и с усами щеточкой втолковывал рыхлому кудрявому верзиле:
- Я тебе говорю – «Неон евангелион» это самое ня! Для кавайных гайдзинских отаку!
Тот возражал:
- Я смотрю только хентаи и робо-хентаи… И «Сэйлор мун»…
Игорек стремительно налил себе водки, подскочил к толстой и неопрятной версии элегантного Поплавского и начал что-то рассказывать ему на ухо, поминутно оглядываясь на Гноя и блестя очками. Человек, отдаленно похожий на главного редактора лучшего в мире журнала о компьютерных играх тяжело встал, случайно раздавив ладонью кусок кабачка, и пошел навстречу гостю. Юрик сглотнул тяжелую слюну.
- Ты по какому вопросу? – проскрипел неприветливый голос, который Гной представлял себе совершенно иначе.
Прежде чем наш герой успел придумать внятный ответ, входная дверь снова распахнулась и на пороге воздвигся давешний бомж, с которым Игорек поздоровался на подступах к заводу. Присутствующие загоготали и разразились приветственными возгласами; похожий на Поплавского дядька забыл про посетителя, раскрыл объятия и бросился к вошедшему, по дороге он взревел: «ФЕЛЬДМАРШАЛ!»
Гной ошалело попытался сравнить скрюченного гостя с широкоплечим седовласым предводителем океанских ракетно-ядерных эскадр и не нашел ничего общего; фото в журнале не имело к главному ненавистнику эстетствующих графоманов никакого отношения. Тем временем Фельдмаршал церемонно обнялся с Поплавским (все-таки, видимо, это был он), скинул тулуп, обнаружив под ним несвежую шерстяную рубаху в крупную клетку, и поспешил к столу с нехитрой трапезой.
Вечеринка вспыхнула с новой силой. Гной, на которого быстро перестали обращать внимание, сел на угол одной из раскладушек и начал было засыпать, как рядом с ним плюхнулся уже довольно пьяный Игорек.
- Ты, это, чо пришел-то?
Гной задумался: излагать всю историю, начиная с Западносибирска, какому-то курьеру в его планы не входило, Поплавский был поглощен общением с Фельдмаршалом; в общем, надо было как-то выкручиваться. Он ответил вопросом на вопрос:
- А ты тут чем занимаешься?
Игорек важно улыбнулся (на фоне переднего верхнего зуба красовалась дыра, пахнуло так, словно с зубной щеткой эта ротовая полость не встречалась уже месяца четыре), перегнулся через раскладушку, выудил откуда-то с пола грязный позапрошлый номер лучшего в мире журнала, быстро перелистал и раскрыл на «статье» про Diablo II.
Гной сглотнул вязкую, горькую слюну.
- Так ты… Игорь Шварцнеггер?..
Игорек издал смешок и шутовски поклонился, не забыв придержать очки. Мир вокруг Гноя в очередной раз рушился. Фотографий Шварцнеггера в журнале, собственно говоря, не было – вместо них красовались портреты видного культуриста и исполнителя главной роли в фильме «Терминатор». Юрик ожидал чего угодно, но ТАКОГО… Срочно надо было выяснить одну жизненно важную вещь. Напустив на себя максимально безразличный вид, Гной поинтересовался:
- А у Анны сегодня выходной?
Собеседник взорвался таким хохотом, что все разговоры в редакции моментально стихли. Все присутствующие смотрели на Игорька, заходившегося воем и повторявшего слова «у Анны выходной». Гной почувствовал, что теряет сознание.
Смех фальшивого Шварцнеггера прервался так же неожиданно, как и начался. Он серьезно посмотрел в глаза полумертвому от шока Юрику и сказал:
- Так, это, я и есть Анна. Это мой псевдоним.
Тут Игорек скорчил отвратительную гримасу, вытянул сальные губы трубочкой и подался к Гною.
- У-сю-сю!.. Поцелуй Анечку!..

  • 1
Так я себе всегда и представлял редакцию мании.
Увлекательно, спасибо.

Никогда бы не подумал, что редакция "игромании" такая бомжующая пьянь...

простите, а вы отдаете себе отчет в том, что читаете не документальный отчет, а, в некотором роде, вымысел от первого до последнего слова?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Очень хорошо. Прям очень... Читаю, что называется, с большим удовольствием...

А сколько всего частей?

7 пока
заканчивается на завязке общей истории
потом я перестал дружить с PCG, а просто так это писать стало неинтересно

Вы могли бы ответить на мой вопрос, хотя бы в нескольких словах.
Вот вы презираете отечественные игрожуры за то что они разбирают игры на - графика, геймплей, звук и тд, но каким должен быть обзор допустим Call Of Duty или подобного шутера? Игры это в какой то степени искусство и такие вещи как Ico скажем, или тот же MGS нельзя оценивать по этим критериям. Но как быть с обыденными играми, в которых совокупность всех этих составляющих является получением удовольствия от игры? Это как голливудский блокбастер на который идут в кинотеатр, чтобы посмаковать эффектами и насладится всеми прелестями большого экрана, но к искусству это не имеет никакого отношения.
P.S. вы не подумайте что я заступаюсь за всю игропрессу, профессионалов можно по пальцам сосчитать, но всё же есть вполне адекватные журналисты.

Вам, видимо, скоро наступит пестец...

осилил... противоречиво

с одной стороны, редакторы Нафигатора непроходимо дремучи
с другой - насколько же нужно ненавидеть отечественный гейминг, чтобы истекая такой желчью, столько настрочить

"отечественный гейминг" ничего другого не заслуживает

"- Я тебе говорю – «Неон евангелион» это самое ня! Для кавайных гайдзинских отаку!"
По большому счету, набор слов, которые автор когда-то где-то услышал. Если не знаешь о чем речь, не пиши

откуда вы беретесь все, ебаный насос

еба, так все и было

аффтар - пидар, я гарантирую вам это

и тут бедного мальчика домогались...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account